arhivar_rus (arhivar_rus) wrote,
arhivar_rus
arhivar_rus

Categories:

Дожить...

 Недалеко от грязной, заплёванной платформы, внизу, под лестницей, сидит бабулька-крохотулька (как выяснилось Елизаветой Васильевной звали её) с такой вот маленькой кудлатой собачонкой, закутанной в платок, и улыбается, по-настоящему так улыбается не вымученной какой-нибудь улыбкой, а такой хорошей, даже мечтательной и в чём-то интеллигентной, как будто она не милостыню-де просит, а сидит где-нибудь в ложе бенуара и слушает арию… А перед ней баночка стоит для подаяния и табличка, от руки написанная аршинющими буквами: «ПОМОГИТЕ НАМ ДОЖИТЬ!». Сама горбатенькая, личико остренькое, сухое, как коряжка, и глаза вот такущие глаза, в пол-лица. …И синие-синие — не голубые, не серые, а прямо по-настоящему синие, с длинными-длинными ресницами пушистыми, и совершенно какие-то молодые. Кто подумать может сперва, что это из-за очков, что у неё очки с таким сильным увеличением, и из-за этого глаза кажутся в два раза больше а у неё вообще одна оправа от очков, а стёкол нету… «ПОМОГИТЕ НАМ ДОЖИТЬ!»

          … Долго ли, коротко ли на станцию, на электричку шёл отец Василий. Подошёл, посмотрел на всё это, сунул ей в баночку сотенную бумажку и говорит так ехидно, как он это умеет:
          — И до чего же ты, милая, хочешь дожить? До Страшного Суда? Или, может, до повышения пенсии?..
          И в глаза заглядывает. По-доброму так заглядывает, вроде как, с сочувствием. А бабка ему:
          — Как — «до чего»? До смертного своего часа, значит, до чего ж ещё-то?
          
Отец Василий хмыкнул и всё своё:
          — Ну, до этого-то все мы доживём, ни один не пропустит, это ты не сомневайся, не надо.
          А она:
          — В том-то и дело, говорит, что не все. Господь всякому определил свой час, только не всякий до него доживает. И я боюсь, ладно так сказывает, что мы с хвостатой моей Жозефиной и не доживём, это очень даже непросто в наше время. А так бы хотелось, и заканчивает с нажимом, дожить! (Прям как гвоздь вколотила: «Дожить!».) Потому что своей смертью умирать легко, а чужой оно-то трудно…
          Отец Василий так, вроде бы, немножко удивился, даже оторопел, можно сказать, слегка, но не сдаётся, и дальше свою колядку ведёт, распутывает один ему ведомый клубочек души человеческой, спрашивает, значит:
          — А от чего, как ты думаешь, люди не своей смертью умирают?
          Она:
          — Да от всяких, говорит, обстоятельств. От болезней, от немощей разных, от голода, от несчастных случаев… да мало ли от чего?
          Отец Василий всё не отстаёт:
          — А своей смертью, спрашивает, от чего умирают?
          А она ему:
          — Как от чего? От радости. (Обыденно так молвила: «От радости», и всё тут, хоть ты пой!) Как Господь в положенный час за твоей душой придёт, тогда она обрадуется и сама к Нему навстречу вылетит, ты и не услышишь как.
          Вот так и сказала, честное слово!
          Отец Василий задумался, за бороду себя подёргал и говорит:
          — Ты, мать, просто ставишь меня в какое-то безвыходное положение… Потому что у меня в церкви уже двое торгуют свечками и третий там ну, никак ни к чему… В общем, короче говоря, пойдёшь ко мне в храм свечками торговать?..

          …С бабой Лизой така-а-ая торговля пошла, просто песня, да что ты!.. Все образки старые, залежавшиеся, которые никто не брал… брошюрки там разные, крестики, платочки всё расходилось на ура. Причём никто даже объяснить не может почему…
          А летом… летом, в июне это было… в общем, один раз выходит певчая из церкви-то, смотрит: баба Лиза сидит на скамейке. Вот так вот на спинку откинулась, руки на коленях сложила, глаза закрыла… И лицо такое молодое-молодое, такое радостное, такое спокойное, что у любого просто сердце оборвалось бы. Тут-то всё и понятно стало. И заплакала, заголосила певчая-то! Подходит к ней, трогает её вот так вот за руку а рука уже холо-о-одная… Жуть!.. Ой! Она как заревёт во весь свой голос, что ты!.. А баба Лиза… представьте открывает глаза и говорит: «Что ты, голубушка? Что с тобой?». А та всё ревёт, не может остановиться. Потом кое-как взяла себя в руки, говорит ей: так и так, у вас, тётя Лиза, лицо такое радостное было, что я подумала, что вы уже того умерли… А та говорит:
          — Что ты, Голосочек, Господь с тобой! Разве радость только затем нужна, чтобы от неё помирать? Она ведь и для того, чтобы жить тоже ОЧЕНЬ даже годится.. 

=======================================================

    (Литературная и фактическая основа история от </a></b></a>hildegart «Из рассказов церковной певчей» за 28.10.2007 г.:
          • http://hildegart.livejournal.com/82549.html.)</font>
 
Subscribe

promo arhivar_rus february 9, 2013 19:25 23
Buy for 250 tokens
(читать далее)
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments